Пансионаты для пожилых «Опека»
Проживание в пансионате
по госпрограмме
Москва

Андрей

Меня зовут, Андрей, мне 45 лет, живу и работаю в Москве.

Я пишу отзыв на услугу, которой мне предложили воспользоваться, еще в начале 2021 года – дистанционный уход за пожилыми людьми «Умная Опека»

Все случилось обыденно, мне позвонил знакомый и предложил протестировать услугу удаленного мониторинга со скидкой, якобы они проводили тестирование уже не помню чего на фокус-группе. «Неплохой способ сэкономить и вкусить блага цивилизации» приблизительно так звучало дружеское предложение. Цену озвучили что-то около 3,5 тысяч в месяц. Обещали доставку и установку в мамином родном городе – Астрахани. Тогда я отказался, сказал, что дорого, что мол вот бы за тысячу-полторы, я б еще подумал. Сейчас, возвращаясь к той переписке в вацапе, я понимаю, что мне это казалось ненужным. Я не взял бы за любые деньги. Теперь очень жалею. Вот что произошло за этот неполный год.

Немного обо мне: я в семье младший из двух детей, еще есть брат, старше на три года. Родились мы в Астрахани, отца не стало, когда мы были маленькими. Мама тянула нас двоих, работая преподавателем в школе. Может, профессия определила ее характер в старости, может, сама старость: мама всегда шла за своими убеждениями и переубедить ветерана труда и заслуженного учителя не было никакой возможности.

15 лет назад брат уехал покорять Москву, создал семью, покорил. Звал к себе. На тот момент мама еще работала и я, получив благословение, отправился покорять. Покорил: появилась семья, жилье, пустил корни.

Несколько раз в год каждый из нас находил время сгонять к маме в Астрахань. Помочь по хозяйству, обновить мебель, показать внуков.

Не приездами едиными поддерживали связь: часто звонили, мама освоила телефон и компьютер – видеозвонки тоже были не в диковинку. Нас всегда встречал мамин бодрый голос, «здоровье нормально», рассказы о том, о сем…

Уже сейчас я вспоминаю о первых «звоночках», которые едва слышно зазвенели осенью: мама говорила, что нога иногда немеет. Но все хорошо, ходить могу, мол, возрастное, наверное. Отправляли в поликлинику, мама смеялась, говорила, что показывала хирургу, все хорошо… Потом жалобы на ногу появлялись чаще, но не были жалобами в общепринятом понимании этого слова. Скорее, упоминания, вскользь.

Прошла осень, наступила зима, подошел новый год. Очередной «звонок» прозвенел отчетливо: «я, кажется, ногу ударила обо что-то, синяк большой». Это сейчас понятно, что это не «звонок» был, а сирена. А тогда, поохали, взяли обещание быть осторожнее, поговорили о планах встречи нового года.

И вот он «залп Авроры»: «сынок, привет! Я в больнице». Нерабочие дни, скорые сборы и самолет до Астрахани. Не будем сейчас про жернова государственной системы и системы здравоохранения, про нервы, звонки, посулы… В итоге мы с братом увидели маму в больнице: у еще месяц назад здорового человека гангрена ниже колена и три пролежня (это зрелище не для слабонервных – в живом человеке дырки и мясо гниет). Помните говорил, что маму не переубедить? Так вот, она при нас второй раз отказалась от операции (с гангреной не живут, продукты распада отравляют организм, причем чем дольше без операции, тем сильнее боль и шок). Невменяемой маму не могли признать, она действительно в своем уме, просто убеждения у нее такие: «проживу сколько Бог отмерил», убедить - никак. Забрали из больницы, начали искать сиделку. Много всего пересмотрели. Уходило больше 10 тысяч рублей в день: перевязки, лекарства, услуги сиделки… И все это в городе, где уже нет никаких знакомых, а даже и были бы, чем помогли бы.

Отчаялись организовать достойный уход, решили везти маму в Москву. К моменту, когда все справки и документы были собраны, назначена дата перелета, новогодние праздники кончились. Как и наша спокойная жизнь: маме было плохо и даже сильнодействующие рецептурные обезболивающие не давали нужный эффект на время между разрешенными интервалами приема. Перевозка лежачего больного – это ад. Не дай бог никому такое пережить.

До перелета, вспомнив о знакомом в «Опеке» спросил могут ли помочь маме. Смогли. Встретили в аэропорту со спецтранспортом, отвезли в пансионат Алтуфьевский. Дальше была магия: медсестры и персонал порхали вокруг мамы: помыли, переодели, все это с разговорами – мама приободрилась, казалось, ожила. Надежда затеплилась в моем сердце. Уже дома, поздно ночью, разговаривая с управляющей, слышал, что попробуют убедить маму на операцию… Хотя, зная маму, сразу предупредил, что удастся едва ли. Тем не менее, было видно, что мама в хороших руках, не было волнения, что она заканчивает жизнь в стесненных условиях. В тот момент, это придало сил. Мы с братом понимали, что и операция уже не спасет – поздно. Момент упущен.

Через 2 недели мамы не стало. Но будем честными, как личности ее не стало через неделю. Нет, то не персонал, к ним претензий нет. Наоборот, большая человеческая благодарность Татьяне, которая «порхала» вокруг мамы. Огромные дозы сильнодействующих обезболивающих нанесли сокрушительный удар по психике. Не давать их – было еще более бесчеловечно, чем давать. Боли были такие, что маму выкручивало наизнанку и она кричала не своим голосом.

Друзья! Цените каждый момент, который вы можете провести с близкими людьми!

Сейчас я понимаю, что тогда напрасно отказался от мониторинга. Взял бы за любые деньги. Но история не знает сослагательного наклонения. Мамы больше нет. А посмотри мы на ее прихрамывания, о которых мы ни сном, ни духом, точно бы отвели за ручку к нужному врачу. Да отвезли бы в Москву: ко внукам и на обследование. Мама бы, с ее энергией, еще б нас всех пережила.

Предупредить, проще, быстрее и дешевле, чем исправлять неисправимое!

Для тех, кто не верит эмоциям, сухие цифры:

Медицина в Астрахани – 70 тысяч, транспортировка мамы в Москву – 90 + 10 + 10 тысяч, проживание и медицина в Москве – 50 тысяч, похороны в Москве – 90 тысяч. Итого более 300 т.р. и мамы нет. Маме было 70 лет.

Подписка на мониторинг на 7 месяцев – 25 тысяч. И месяц жизни, который можно было сэкономить. И мамина жизнь, которая не оборвалась бы.

Надеюсь, кого-то зацепит, если не эмоциональная составляющая (все-таки, чужая беда — это что-то далекое), то хотя бы прагматическая и финансовая.

Если ваша мама живет далеко от вас и у нее «все хорошо», не верьте! Не все и не хорошо! Мама заботилась о вас, найдите мужество донести до мамы, что она, хоть и очень самостоятельная, но уже не в том возрасте, когда можно храбриться и не принимать заботу. Что забота бывает разная, технологичная в том числе. Что никто за ней не подсматривает. Что это ваше присутствие рядом с ней. Не на словах, на деле!

10.02.2022
Сайт компании

Оставить свой отзыв

?