ТАСС: истории о том, как решать социальные проблемы инструментами бизнеса.

13.02.2019
Одна из историй - про Алексея Маврина и пансионаты «Опека»
"Лет через 20 наши дома престарелых займут целые этажи фешенебельных небоскребов"

Кто такой:

Основатель и гендиректор сети пансионатов "Опека" для пожилых людей, нуждающихся в уходе.

Что сделал: 

Открыл в трех регионах — Санкт-Петербург, Ленинградская область, Москва — девять таких пансионатов. Доказал, что дома престарелых с человеческим лицом — это не просто возможно, но еще и выгодно для государства.

О чем мечтает: 

Чтобы в России изменилось отношение к старости. Чтобы после 60 наступал не "возраст дожития", а новый этап жизни.

Десять лет назад, когда Маврин только начинал строить свою "Опеку", в Петербурге и области было два государственных дома престарелых. Алексей побывал в обоих и понял, каким будет его собственный. В нем все должно быть не так, как здесь. Равнодушные сиделки, хамство, жестокость, скудный рацион, несчастные изможденные старики, от одного вида которых разрывается сердце, — вместо всего этого пусть будет нечто среднее между гостиницей, больницей и домом отдыха.

Но Маврин решил переломить не просто стандарты качества, а социальную установку. Сам поступок — поместить своего отца или мать в пансионат для престарелых — больше не должен быть синонимом предательства. Наоборот — признаком ответственного поведения и готовности детей заботиться о своих родителях до конца. Ведь даже лучшие из нас не всегда способны создать им такое же качество жизни в домашних условиях. Молодые сегодня много работают, кто-то уехал в длительную командировку — как минимум, старики дома обречены на одиночество.

Мечтаю о том, чтобы после 60 в России наступал не "возраст дожития", а новый этап жизни

Алексей Маврин

социальный предприниматель

Казалось бы, таким сложным бизнесом с весьма неочевидной судьбой мог заняться лишь человек, за плечами которого либо медицина, либо социальные службы, либо какой-то непростой лично-семейный опыт. Но Маврин оказался в "стариковской" теме совершенно случайно. Выпускник знаменитой питерской "Корабелки", он только после окончания вуза понял, что не хочет строить корабли. Работал программистом, потом начал потихоньку смещаться в сторону предпринимательства. В 2006 году Алексей открыл свое первое дело — сертификацию товаров. Этот бизнес жив до сих пор и приносит Маврину доход. А в 2008 году к нему пришла его знакомая с идеей поставлять в больницы сиделок — пациентам, которые могут себе это позволить. Решили рискнуть. Но дела шли без особых успехов: в медучреждениях пришлых сотрудниц не жаловали.

"Мы тогда устроили акцию: раздобыли адреса стариков, которым нужна была помощь, созвали волонтеров, журналистов и пошли по квартирам готовить еду, окна мыть, давление мерить, — вспоминает Маврин. — Я оказался в квартире у одной бабушки. Мы пили с ней чай, и тут я, чтобы поддержать разговор, спросил, о чем эта старушка мечтает. От ее ответа у нас челюсти поотвисали: бабушка сказала, что заветное ее желание — лечь в больницу. Дома скучно, дети и внуки навещают редко, а в больнице жизнь, сверстники, движуха — прямо как в детстве в пионерлагере. Призналась, что даже себе иногда болезни выдумывает — лишь бы на какое-то время туда попасть. Ну, тут меня и осенило".

Полный материал доступен на сайте информационного агентства ТАСС от 13.02.2019

Связаться с нами

Оставить заявку
Я согласен на обработку моих персональных данных, включая трансграничную передачу и передачу третьим лицам, уполномоченным для осуществления целей маркетинга, рекламы и изучения мнений. Я прочитал Политику обработки и защиты персональных данных и согласен с ее положениями
Записаться на просмотр
Я согласен на обработку моих персональных данных, включая трансграничную передачу и передачу третьим лицам, уполномоченным для осуществления целей маркетинга, рекламы и изучения мнений. Я прочитал Политику обработки и защиты персональных данных и согласен с ее положениями